ДОКУМЕНТЫ    ОНЛАЙН-СЕРВИС    ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ    КОНТАКТЫ
Ресурс работает с 1999 года
MIRIPRAVORU
АНАЛИТИКА, КОНТРАКТЫ, LEXMERCATORIA
СРП Соглашение о разделе продукции (Production Sharing Agreement): право и практика

История СРП




Концепция СРП | Структура и содержание СРП | Принципиальные условия СРП | Экономические и политические аспекты СРП | Особенности индонезийской модели СРП | Полномочия сторон и контрактная территория | Срок и прекращение действия СРП | Условия о национальных экономических интересах | Финансовые условия СРП | Регулирование сбыта продукции | Возмещение затрат | Методы раздела продукции | Налоговые аспекты СРП | Эксплуатация месторождения | Юридические и неэксплуатационные вопросы

Индонезия

Индонезия была первой нефтепроизводящей страной, в которой стало широко применяться соглашение о разделе продукции как юридический инструмент, разрешающий зарубежным нефтяным предприятиям заниматься производством нефти на ее территории. Соглашения о разделе продукции были приняты взамен соглашений, предоставляющих исключительные лицензии, которые были закрыты на основании правительственного декрета № 44 от 26 октября 1960 года.

Происхождение концепции восходит к Горному праву Нидерландов, принятому в 1899 году и скорректированному в 1919 году. В соответствии со статьей 5 a этого Права, компетентный министр мог быть уполномочен специальным законом заключить контракты с нефтяным предприятием с предоставлением последнему (подрядчику) исключительного право разведывать и производить нефть в пределах определенной территории и на определенное количество лет. Подрядчик был обязан заплатить арендную плату за право разработки недр и пропорциональную часть валового дохода. Пропорция была связана с ежегодными капитальными затратами. Правительство имело право требовать, чтобы аренда за право разработки недр и доля прибыли были выплачены в виде поставки нефти или нефтепродуктов, при условии если полученные таким образом нефть или нефтепродукты будут использоваться правительством для собственных потребностей. Понятно, что от контракта подобного типа до соглашения о разделе продукции всего лишь один шаг.

Правительственным Декретом № 44 от 26 октября 1960 года нефть и газ были объявлены частью национального богатства, находящегося под контролем государства. Как было заявлено, ответственность за поисково-разведочные работы и эксплуатацию возложена на государство, которое могло делегировать эту ответственность национальным государственным предприятиям. Такие предприятия должны были быть определены в соответствии с законом. Этот закон устанавливал их полномочия на проведение поисково-разведочных работ и эксплуатацию нефти. Декрет уполномочил компетентного министра определять предприятия, которые должны помочь национальному государственному предприятию в выполнении его задачи, если в такой помощи возникала необходимость. И затем существующие лицензионные соглашения фактически были национализированы, прежним концессионерам позволяли продолжать осуществлять свои права лишь в очень ограниченных пределах, в условиях государственного регулирования. Концессионерам, которых затронули эти реформы, было предоставлено льготное право на заключение договора подряда с государственным предприятием относительно области их прежнего (временно прерванного) соглашения по нефти.

В настоящее время действующим государственным нефтяным предприятием является Perusahaan Pertambangan Minyak dan Gas Bumi Negara (Пертамина). Пертамина была учреждена Законом № 8 от 1971 года и заменила государственное предприятие P.N. Пертамина, которое существовало с 1968 года и теперь было ликвидировано. Согласно формулировкам Закона № 8 от 1971 года (статья 5), цель Пертамины состояла в том, чтобы разрабатывать и осуществлять эксплуатацию месторождений нефти и природного газа в самом широком смысле слова для максимального процветания народа и страны, а также для укрепления государства.

Задачи Пертамины обозначены в статье 13 следующим образом: осуществлять разработку месторождений нефти и природного газа для достижения максимального процветания народа и страны (что является повторением цели создания Пертамины), снабжать и обслуживать внутренние потребности в нефти и природном газе, выполнение этой задачи должно регулироваться со стороны государства. В соответствии со статьей 12: (a) Пертамина может сотрудничать с другой стороной в форме "договора о разделе продукции"; (b) сроки и условия такого сотрудничества должны регулироваться государством; и (c) договор о разделе продукции должен вступить в силу с момента его одобрения Президентом. В "Разъяснении", являющемся приложением к Закону, записано, что в этом сотрудничестве государству должен обеспечиваться режим наибольшего благоприятствования. Кроме того, заявлено, что о каждом договоре о разделе родукции, который получил одобрение Президента, должно быть доведено до сведения Парламента.

Примечательно, что в наиболее ранних из заключенных договоров можно обнаружить элемент принудительного государственного участия. Согласно соответствующему условию, Пертамина имела право требовать, чтобы иностранный подрядчик предложил (в течение трех месяцев после первого заявления об открытии промышленного месторождения) пять процентов, позже 10 процентов, в качестве доли участия в его контракте Индонезийскому предприятию, определяемому Пертаминой (согласно более поздним контрактам, Пертамина могла сама выступать в качестве такого предприятия). Если предложение подрядчика принимается, сотрудничество между подрядчиком и Индонезийским партнером регулируется нормами соглашения о сотрудничестве, принципы которого привязаны к соглашению о разделе продукции.

Первоначально соглашения о разделе продукции рассматривалось как подоходный налог, но подоходные налоги подрядчика считались частью доли Пертамины в нефтеприбыли, и последняя отвечала за их выплату. Чтобы уладить все формальности, подрядчик получал расписку в получении налога от налоговых властей, и, таким образом, мог продемонстрировать (главным образом налоговым органам своей родной страны), что он не только несет бремя подоходного налога, но и что налог уже был выплачен. В 1980-ые годы Индонезийское правительство решило изменить процедуру выплаты подоходного налога и взимать подоходные налоги непосредственно с подрядчиков, из-за трудностей, которые американские нефтяные компании испытывали (в отношениях с Американским Налоговым управлением) в получении налоговых платежей, сделанных Пертаминой от имени подрядчика, принятого с целью получения иностранного налогового кредита. Американское Налоговое управление рассматривало индонезийские соглашения о разделе продукции как соглашения о выплате арендной платы за право разработки недр, в отношении которых никакой подоходный налог в том смысле, который вкладывался в это понятие американскими финансовыми законами, не предусматривался. Все индонезийские договоры были исправлены и предусматривали теперь предоставление доли нефтеприбыли подрядчику и приводили правила возмещения издержек производства в соответствии со схемой вычетов издержек производства, как это принято в законодательстве о подоходном налоге западных стран.

Индонезия являет собой пример страны, где национализация прав иностранных компаний на добычу нефти не была направлена на создание государственно управляемой и контролируемой нефтяной промышленности (как это имело место при национализации в Мексике в 1938 году и в Иране в 1951 году), а скорее может рассматриваться как первый шаг (наряду с учреждением национальных государственных предприятий) на пути перехода от исключительных лицензий к контрактам на условиях риска.

См. особенности индонезийской модели


Египет и Сирия

Следующая страна, которая приняла концепцию соглашения о разделе продукции, была Египет. Еще в 1969 году, государственное участие в концессионных договорах все еще относилось к "Преференциальным Положениям Концессий в ОАР (Объединенной Арабской республике)", изданным египетским правительством. Однако вскоре после этого была рассмотрена концепция слияния принципа государственного участия с более экзотическим принципом раздела производства, известным по индонезийской практике. В мае 1970 года было заключено типично индонезийское по своему стилю соглашение о разделе продукции между Египетской Общей Нефтяной Корпорацией и Корпорацией по Разработке Нефтяных Месторождений Северной Суматры, японской компанией. С июля 1973 Египетская Общая Нефтяная Корпорация заключила большое количество подобных соглашений нового образца, в которых были сохранены некоторые особенности предшествующих соглашений, предусматривавших участие государства.

В это же время наиболее важные из ранее заключенных соглашений, предусматривавших участие государства, были преобразованы в СРП.

Когда соглашения о разделе продукции стали обычной практикой в Египте, они начали распространяться и в Сирии в почти идентичной форме. Сирийскому правительству помогали должностные лица из отдела концессии Египетской Общей Нефтяной Корпорации. Однако соглашения, заключавшиеся в этих двух странах, имели одно различие. Оно касалось варианта оплаты аренды за разработку недр: согласно египетским соглашениям о разделе продукции, аренду за разработку недр (роялти) следовало платить, но ответственность за ее выплату возлагалась на Египетскую Общую Нефтяную Корпорацию, которая производила ее из собственных ресурсов. Согласно сирийским соглашениям о разделе продукции, роялти принимало форму выделения части продукции для поставки, что, таким образом, вело к сокращению объема продукции, на которое подрядчик и государственная сторона могли претендовать с учетом компенсации на затраты (стоимости нефти) и нефтеприбыли.


Перу

В 1971 году простая форма раздела производства появилась в Перу. Здесь существовала международная нефтяная промышленность (в лице Западной Нефтяной Корпорации), которая и познакомила страну с концепцией раздела производства. В соответствии с положениями перуанского договора, произведенная подрядчиком продукция делилась на равные доли между Петроперу, Перуанской национальной государственной нефтяной компанией, и подрядчиком. Последний должен был оплачивать подоходный налог. С 1985 года соглашения о разделе продукции были заменены другим типом контракта, так называемыми соглашениями по техническому обслуживанию на условиях риска. По нормам этого типа соглашения подрядчик получает плату, выраженную в долларах США, за каждый произведенный баррель нефти.


Филиппины

В Президентском Декрете от 22 декабря 1972 года "О содействии проведению нефтяных поисково-разведочных работ и нефтепроизводству в Филиппинах" были опубликованы новые условия для заключения контрактов по техническому обслуживания. Контракты по техническому обслуживанию были сходны с индонезийскими соглашениями по разделу производства, но предусматривали не раздел производства а раздел доходов, то есть, в сущности, вся продукция продавалась подрядчиком, и коммерческие доходы делились между сторонами таким же образом, каким между ними делалось бы производство.

Договоры заключались между зарубежной нефтяной компанией (подрядчиком) и Нефтяным Правлением (государственной стороной), их главные особенности состоят в следующем: подрядчик предпринимает, управляет и осуществляет деятельность по производству нефти и несет все издержки, связанные с ней; до 70 процентов валового дохода от производства могут использоваться подрядчиком на выплату понесенных затрат; Нефтяное Правление получает 60 процентов от чистого дохода, определяемого посредством вычитания из валового дохода суммы понесенных затрат, не превышающей 70 процентов, и минус Филиппинская Скидка, Стимулирующая Партнерство, если она применялась в конкретном случае. Филиппинская Скидка, Стимулирующая Партнерство, является скидкой с коммерческой цены и предоставляется подрядчику, сотрудничающему с Филиппинской стороной.
Она предоставляется, если подрядчик дает согласие на создание совместного предприятия с Филиппинским партнером. В индонезийской же практике подрядчик обязан предложить индонезийской стороне участие в деле на условиях 5 или 10 процентов без всякой компенсации за это.
Подрядчик получает 40 процентов от чистых доходов плюс Скидку, если она применима в конкретном случае. Дальнейшие положения и условия включают: оценку стоимости сырой нефти для определения валового дохода; вся иностранная валюта, заработанная экспортными продажами может сохраняться за границей кроме иностранной валюты, необходимой для платежей Нефтяному Правлению и на покрытие затрат, понесенных в местной валюте; подрядчик облагается только подоходным налогом, однако весь подоходный налог, включая любой налог на распределение дохода между акционерами, должен быть взят на себя и оплачен Нефтяным Правлением от имени подрядчика.
Раздел коммерческих доходов, пришедший на смену разделу производства, очень близок, хотя скорее по сути, чем по форме, исключительной лицензии.


Ливия

Договоры о разделе продукции появились в Ливии в 1974 года. Та же самая нефтяная компания, которая впервые представила в Перу концепцию раздела производства, подписала 7 февраля 1974 первый договор этого типа с Ливийской Национальной Нефтяной Корпорацией. Эта корпорация была создана в 1970 году. До того времени исключительные права на добычу нефти предоставлялись в форме концессий в соответствии с Нефтяным Законом 1955 года. После появления соглашений о разделе продукции Нефтяной Закон не был отменен, но рамки его применения были ограничены деятельностью Ливийской Национальной Нефтяной Корпорацией. Исключительные права на добычу нефти были сохранены и только предоставлены ЛННК. Последняя получила полномочия заключать соглашения о разделе продукции с заинтересованными зарубежными нефтяными компаниями, при условии, что предложенное и обсужденное соглашение было представлено правительственным властям (в Общий Народный Комитет) для одобрения.

Ливийский договор в общем и целом был довольно близок перуанскому, но имелись несколько важных различий. Например, производство было разделено не на две равных части, а в пропорциях, намного более благоприятных для ЛННК, нежели для подрядчика (например, 81 и 19 или 85 и 15 процентов). По причине подобного непропорционального разделения ливийский подрядчик освобождался от необходимости платить любые подоходные налоги. Существовали также различия в вопросе разработки месторождения. После того как было сделано открытие промышленного месторождения, ЛННК должна была внести свой вклад в производственные расходы и затраты на разработку месторождения, которые могли быть понесены вплоть до даты экспортирования продукции. Эти затраты должны были быть разделены между ЛННК и подрядчиком в той же самой пропорции, в которой было разделено и производство по договору, скажем, 81 процентов к 19 или 85 к 15. Первоначально вклад ЛННК в затраты на разработку месторождения рассматривался как ссуда, которая должна была быть возвращена подрядчиком через несколько лет; выплаты должны были начаться, когда будет достигнут определенный уровень производства или будет произведено некоторое количество нефти.
Обратимся к примеру: как только суммарная добыча достигла бы уровня 100 миллионов баррелей, соответствующий подрядчик был бы обязан начать выплату финансовых вложений ЛННК по ставке 5 процентов ежегодно. В других контрактах, в особенности, когда речь шла о попутном природном газе, никакая выплата не требовалась. Со временем положения, касающиеся пропорций раздела производства, вложений ЛННК в затраты на разработку месторождений и обязательства выплаты, если таковые имелись, менялись, что делало контракты экономически выгодными или менее выгодными в зависимости от наличия непопутного газа или сырой нефти, от перспектив обнаружения нефти в специфической области контракта и от уровня или ожидаемого уровня международной цены на нефть, но общая схема первоначального контракта 1974 года всегда сохранялась.

Специфическая особенность первых ливийских контрактов состояла в том, что надзор за операциями с нефтью осуществлялся не ЛННК, а Комитетом управления, состоявшим из двух членов, представляющих ливийское государство, и одного члена, представляющего подрядчика. Фактически Комитет управления, учрежденный в соответствии с декретом о национализации от 1 сентября 1973 года, действовал как комитет управления, созданный для нормального функционирования соглашений по разделу производства. Позже положение сильно изменилось, поскольку двух членов от Ливии стала назначать ЛННК. Решения в комитете принимаются простым большинством, следовательно, ЛННК полностью контролирует ситуацию, так, как это было бы, если бы корпорация сама по себе являлась органом надзора.


Малайзия

В Малайзии основы для принятия концепции соглашений о разделе продукции заложил Акт о Разработке Нефтяных месторождений, вступивший в силу 1 октября 1974 года. На основании этого Акта:

(i) все существующие соглашения о добыче нефти были отменены с 1 апреля 1975 года, и

(ii) собственностью на нефть и исключительным правом на проведение поисково-разведочных работ, добычу и получение нефти наделялась принадлежащая государству Корпорация, которая была названа Petroleum Nasional Berhad ("Петронас"). Петронасу предоставлялась полная свобода в деле разработки формы, положений и условий любых новых нефтяных контрактов, включая те, которые, как предполагалось, заменят соглашения, которые были отменены в соответствии с Актом.

Петронасу не вменялось и не вменяется в обязанность представлять согласованные положения контрактов на утверждение правительству. Это означает, что только Петронас принимает участие в заключении новых соглашений. Вследствие этого изменения и поправки в соглашения могут быть внесены лишь по обоюдному согласию, достигнутому между Петронасом и подрядчиком, без вмешательства любой государственной власти или законодательного органа. Следуя примеру Индонезии 1971 года, Петронас выбрал концепцию раздела производства как стандарта для соглашений нового типа, но, в отличие от Индонезии, раздел производства между государственной стороной и подрядчиком изначально не рассматривался договоренность, заменяющая подоходный налог или поглощающая налог. Фактически уже существующий Акт о Нефти (о подоходном налоге) от 1967 года, который наложил налог на доход от операций с нефтью, продолжал действовать, хотя в некоторых аспектах должен был быть исправлен, чтобы соответствовать особенностям новых договоренностей. Первые соглашения о разделе продукции были подписаны 30 ноября 1976 года.

Специфическими особенностями малазийских контрактов является включение специального налога (наличная оплата) на баррели нефтеприбыли и наложение экспортной пошлины на экспортируемые баррели нефтеприбыли. Кроме того, недавно заключенные контракты предусматривают государственное участие (через Каригали, филиал Петронаса) на стороне подрядчика.


Ангола

Государство Ангола получило независимость в ноябре 1975 года. В вопросах нефтяной политики правительство руководствовалось примером Малайзии. В 1978 году вступил в силу новый закон о нефти (Закон 13/78 от 26 августа 1978 года). Он ясно продемонстрировал, что его разработчики были вдохновлены принципами Устава 1974 года. Закон, являющийся законом структуры, оставляющим в стороне детали, которые будут затем дополнены вспомогательным законодательством (правительственными инструкциями), объявляет все материковые и шельфовые нефтяные месторождения собственностью народа Анголы и передает права на проведение всех поисково-разведочных работ и добычу нефти Сонанголу, Ангольскому государственному нефтяному агентству.

Сонангол не был уполномочен отчуждать свои права на разработку месторождений ни частично, ни полностью. С момента вступления Закона в силу существовавшие права на добычу нефти должны были рассматриваться как недействительные и считаться переданными Сонанголу. Любой иностранной компании, обладающей необходимыми техническими способностями, финансовыми мощностями и желанием проводить поисково-разведочные работы на территории государства, давалось разрешение на это, но лишь в сотрудничестве с Сонанголом и в пределах областей, включенных в лицензии, предоставленные Сонанголу. Это сотрудничество могло принять форму совместного предприятия (51 на 49 процентов) (эта возможность была ограничена материковыми месторождениями) или договора о разделе продукции (эта возможность предоставлялась как в для материковых, так и для шельфовых залежей нефти).
В конце 1979 года содержание договоров, предусматривавших раздел производства, было обнародовано. Положения этих соглашений, как правило, соответствовали египетским образцам, за исключением того, что роль совета директоров египетской совместно управляемой компании выполнял управляющий комитет, и того, что оплата налога на сверхприбыль начислялась за баррель нефти прибыли. Налог равнялся разнице между рыночной стоимостью барреля и определенной индексированной базовой стоимостью . В 1984 году максимальная цена составляла 22.70 US $. Налог на сверхприбыль отражал озабоченность Ангольского правительства безудержным ростом сверхприбыли, обусловленным высоким уровнем цен, характерным для начала 1980-ых годов.


Китайская Народная Республика

В августе 1982 года Китай пригласил зарубежные нефтяные предприятия участвовать в разработке Китайской части континентального шельфа на основе соглашений о разделе продукции. Основой для составления контрактов явились Инструкции Китайской Народной Республики по Добыче Внебереговых Нефтяных Ресурсов при Сотрудничестве с Иностранными Предприятиями, которые были опубликованы в январе 1982 года. Новые Инструкции во многом следовали ставшей к тому времени уже классической индонезийской модели: правом собственности на нефть на месте на континентальном шельфе наделялось государство. Исключительное право вести разведку и добывать нефть в шельфе предоставлялось Китайской Национальной Корпорации по Добыче Нефти на дне моря, учрежденной в это же время. КНКДН должна была предпринимать залицензированные действия в сотрудничестве с зарубежными нефтяными предприятиями.

Инструкции содержали главные принципы, на основе которых должно было развиваться сотрудничество. В качестве его фундамента был избран принцип раздела производства, характеризующийся двумя специфическими особенностями: концепция раздела производства применяется к каждой отдельной области и КНКДН предоставляется право участвовать в разработке любой из таких областей с долей, не превышающей 51 процент. Компенсация затрат на разработку месторождения, составляющая специфическую область контракта, делится между подрядчиком и КНКДН в пропорции, соответствующей вкладам обеих сторон в затраты на разработку. Оставшаяся нефть (то есть остаток нефти после выплаты арендной платы за право разработки недр (роялти) (12.5 процентов), нефтяного налога (5 процентов) и компенсации затрат (до 50 процентов от производства) делится между подрядчиком и КНКДН как партнером, с одной стороны, (X процент) и КНКДН как государственной стороной, с другой (X процент). X-фактор определяется на основе последовательных траншей уровней ежедневного производства, каждая транша, имеет свой собственный X-фактор. X-факторы определялись на предварительных переговорах сторон.


Нигерия

Вскоре после того, как Нигерия стала государством-членом ОПЕК (июль 1971 года), конференция ОПЕК (внеочередная встреча 22 сентября 1971 года) приняла резолюцию, призывающую ее членов начать переговоры со своими концессионерами и держателями лицензий по вопросу приобретения государственной доли в традиционных концессиях на Ближнем Востоке и в других лицензиях. Нигерия не участвовала активно в этих переговорах, но была удовлетворена ее результатами относительно лицензий и арендных договоров на добычу нефти под своей юрисдикцией. Посредством соглашения, подписанного 11 июня 1973 года с концессионером, Нигерийское правительство приобрело долю в 35 процентов от его прав на добычу нефти. Позже, двумя последовательными шагами, эта доля была увеличена до 60 процентов. Путем национализации 50 процентов акций, находившихся в иностранном владении, правительство увеличило государственное участие в концессии до 80 процентам. Позже эта доля вновь была уменьшена до 60 процентов.

Государственное участие в той форме, которую рекомендовала ОПЕК, распространялось главным образом на производственные области. Для разведки новых областей правительство проявило готовность использовать в качестве эксперимента концепцию раздела производства. В 1972 году соглашение о разделе продукции было заключено с Американской нефтяной компанией. К тому времени Египет уже принял решение тоже перейти к этой системе сотрудничества и подписал большое количество соглашений о разделе продукции. Несомненно, Египетские договоры служили образцом для нигерийской модели подобных соглашений. Однако последние имели три важных отличия.
Во-первых, нигерийское соглашение не имело автономной области контракта. Вместо этого, область контракта совпадала с областью двух лицензий на проведение разведки нефтяных месторождений, предоставленных государственной стороне (в данном случае Нигерийской Национальной Нефтяной Корпорации), которая и являлась их держателем. Будучи держателем лицензий, НННК была ответственна за поддержание лицензий в хорошем состоянии, за выполнение обязательств по области отказа, а также за преобразование лицензий на проведение разведки в арендные договоры о добыче нефти после открытия промышленного месторождения, - и все это в соответствии с действующим нефтяным законодательством.

Во-вторых, нигерийское соглашение предусматривало выделение части продукции (части, упомянутой как налоговая нефть) на оплату специального Налога на Нефти прибыль. Нефти прибыль поэтому составляло то, что оставалось от продукции после вычета нефти, покрывающей затраты на добычу (установленный уровень 40 процентов) и налоговой нефти (55 процентов продукции, остающейся после вычета нефти, покрывающей затраты на добычу). Остающаяся таким образом часть нефти прибыли - делилась между НННК и подрядчиком в процентном отношении 65 к 35 и 70 к 30.

Не только распределение затратной нефти (установленный уровень 40 процентов), но также и раздел нефти прибыли был очень похож на форму раздела производства, предусмотренную Египетским контрактом, подписанным в мае 1970 года. Более низкая транша, до и включая 50 000 баррелей в день, нефти прибыль разделена в отношении 69.5 к 31.5, вторая транша, более 50 000 баррелей в день, нефти прибыль разделена в пропорции 75 к 25. С другой стороны, условиями Египетского контракта не была предусмотрена поставка налоговой нефти. Подрядчик облагался египетским подоходным налогом, но подоходные налоги подрядчика выплачивались ЕГНК от имени последнего из доли нефти прибыли ЕГНК.

В-третьих, подрядчик нес на всем протяжении действия контракта ответственность за осуществление производственной деятельности, совместно управляемая компания не учреждалась (после открытия промышленного месторождения), как это имело место и все еще является обычной практикой в египетских контрактах. Соглашение 1972 года долго оставалось единичным случаем. И лишь в начале 1990-ых годов Нигерийское правительство снова предоставило нефтяным компаниям возможность заключать соглашения о разделе продукции с НННК. Это изменение в политике было связано с открытием Нигерийской особой экономической зоны, включавшей в себя континентальный шельф, для проведения поисково-разведочных работ. Фактически лицензии на разведку были предложены для того, чтобы их формально приобрела НННК.

Нефтяные компании, заинтересованные в открытии поисково-разведочного предприятия, могли применять или сделать предложение заключить соглашение о разделе продукции в отношении лицензий НННК, распространяющихся на область, избранную ими для проведения поисково-разведочных работ. Как лицензиат, НННК несла ответственность за поддержание хорошего состояния лицензий и, в случае открытия месторождения промышленного значения, за своевременное преобразование лицензии на разведку в арендные договоры на добычу нефти. Подрядчик должен работать по правилам, предусмотренным в лицензиях, по условиям возможных в будущем арендных договоров на добычу нефти и в соответствии с действующим нефтяным законодательством. Часть нефти (нефтяное роялти) сохраняется за НННК, чтобы позволить последней оплатить арендную плату за право разработки недр государству в соответствии с арендным договором на добычу нефти в континентальном шельфе (ставки зависят от глубины моря и расположены в пределах между 20 процентами (мелководье) и 0.0 процентов (водная глубина более 1000 метров). Остальная часть продукции остается подрядчику для возмещения затрат на производство и капитальных затрат, понесенных им в соответствии с расчетами, внесенными в соглашение.
Следующая часть, называемая налоговой нефтью, предоставляется НННК, чтобы позволить последней оплатить от своего имени и имени подрядчика подоходный налог на нефть, взимаемый в соответствии с Актом о Налоге на Нефти прибыль. В этом случае облагаемый налогом доход равен разнице между доходами и подлежащими вычету затратами всего предприятия, которая рассчитывается в соответствии с положениями Акта о Налоге на Нефти прибыль. Как бы то ни было, подрядчик должен рассматриваться (с точки зрения налоговых властей его родной страны) как лицо, на которое распространяются требования Акта о Налоге на Нефти прибыль, и лицо, фактически оплатившее свою долю налога, вменяемого этим Актом. Поэтому налог на нефти прибыль, оплаченный НННК государству, распределяется между сторонами на основе фактически полученных доходов и фактически понесенных издержек. Остаток продукции делится между НННК и подрядчиком в пропорциях, зависящих от уровней суммарной добычи.


Другие страны

Многие другие развивающиеся страны, открывая доступ на свою территорию зарубежным нефтяным компаниям для ведения поисково-разведочных работ, пришли к решению принять концепцию раздела производства как средство привлечения последних к сотрудничеству. Назовем лишь некоторые из этих стран: Йемен, Вьетнам, Берег Слоновой Кости - Кот-д'Ивуар, Гана, Танзания. Помимо Нигерии, целый ряд не западных стран с развитой нефтяной промышленностью, таких как Оман (1975) и другие государства Персидского залива, похожим образом экспериментировали с концепцией раздела производства, но применение ими этой формы соглашений ограничивалось созданием поисково-разведочных предприятий, расположенных вне главных промышленных зон. Эти предприятия до сих пор контролируются государством или управляются концессиями или лицензиями с преобладающей долей государственного участия. Начиная с 1990-ых годов их примеру стали следовать восточноевропейские страны, Российская Федерация, Казахстан и некоторые другие государства-члены СНГ.

{Следующий раздел}






MIRIPRAVO.RU - ANALYSYS, CONTRACTS, LEXMERCATORIA ON-LINE

Типовые контракты | Сборники контрактов | Разработка контрактов | Экспертиза контрактов

Руководство по составлению контрактов | Международное право | Словари



© ¬ АК 'Право международной торговли'

При полном или частичном использовании материалов ресурса
гиперссылка на первоисточник обязательна | наши баннеры/ссылки | о проекте
Система Orphus
Orphus: опечатка / ошибка перевода? Ctrl+Enter

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru


Наверх ^^